Живописная манера владимирских пейзажистов

Фрагмент

Живописная манера владимирских пейзажистов (Бритов, Кокурин, Юкин, Модоров, Егоров, Левин, Лукин, Корес) уже определилась и прочно сложилась. В этом истоки и их силы, и их слабости. Слабости, потому что отдельные удачно найденные приемы и цветовые соотношения порой переходят у них из работы в работу, декоративность некоторых произведений становится самодовлеющей и подменяет глубину содержания, жизнерадостность и яркость цвета скрывает порой конструктивную нечеткость рисунка. Силы, потому что лучшим полотнам владимирцев свойственны образное и поэтическое начало.

Они далеки от иллюстративности, от прямой «зеркальной» похожести изображения и натуры. Иногда художники пренебрегают частностями, обобщают и упрощают изображение. Но делают это для того, чтобы лучше передать

Михаил Левин

Листопад. 1969. Картон, масло

Несколько противоречивы работы Левина. С одной стороны, художник считает, что главное— передать зрителю непосредственность своего переживания. Боясь утратить свежесть первоначального восприятия, он порой оставляет полотна в незавершенном состоянии, которое не удовлетворяет и его самого. («Трепета жизни не хватает, словно по поверхности скольжу»,— жалуется он).

С другой стороны, из всех владимирских живописцев Левин — самый «книжный». Он много читает, любит и ценит стихи, и подчас прочитанное оказывает на него большее влияние, чем факты подлинной жизни. Пользуясь иконографическим материалом, создает портреты Есенина, Достоевского, Блока. Наиболее удачен из них портрет Есенина на фоне белоствольного леса (1964). «Хочу показать, что человек — это часть

Александр Лукин

Индустриальный пейзаж. 1970. Картон, масло

 

Еще один из владимирских пейзажистов — Лукин более порывист и эмоционален. Не довольствуясь усилением основного тона, он вводит в «портреты» заводов многоцветность, зачастую показывая их более разнообразными по тонам, чем природу (его пейзажи очень сдержаны по цвету).

Не просто выделяются — сверкают па фоне темного, написанного умброй и жженой костью пасмурного неба красные, зеленые цеха («Индустриальный пейзаж», 1970) — чуть ли не целый спектр красок использован художником.

Декоративная выразительность становится у него источником эмоциональной выразительности, выявляет идейный смысл произведения. Пока невозможно говорить о владимирском индустриальном пейзаже так же подробно, как о пейзаже природном, сельском или архитектурном.

Лукиным сделаны лишь,