Николай Модоров «Красные краны»

Красные краны. 1970. Холст, масло

 

Рассказывая о современной промышленности, оказывающей такое огромное влияние на бытие страны, художнику Модорову легко прельститься точностью и конкретностью воссоздания видимого, сбиться на фактографию и репортажность.

Ему удается избежать этого — в пылании цвета заключена метафорическая емкость его пейзажей. Яркие, праздничные краски словно передают радостную атмосферу труда людей и достижений рук человеческих.

В результате промышленный пейзаж становится у Модорова таким же символом жизнеутверждения, каким является для других пейзажистов живая природа («Красные краны» 1970г.).

Необычное цветовое решение делает из обычных кранов необычных животных, гигантов из фантастических миров — а все это создано человеческой мыслью и трудом простых людей.

Красные краны. Фрагмент

Н. Модоров «Новороссийские склоны»

Новороссийские склоны. 1966. Бумага на холсте, масло

Точности и строгости конструкций соответствуют прямые и высокие дома-новостройки. В индустриальном пейзаже проявляются интерес Модорова к масштабности и динамике современной жизни и особенности его художественного мышления: с одной стороны — влечение к романтизации найденного в натуре мотива, умение сделать образ приподнятым, возвышенным; с другой — тяготение к доминирующей роли линейного ритма, конструктивности композиционного построения.

Стоит вспомнить, что даже в природных пейзажах Модоров стремится к предельной четкости. Характерны «Новороссийские склоны» (1966).

Вертикали пирамидальных южных тополей противопоставлены горизонтали бегущей вдоль склонов горы дороги; в свою очередь ее протяженность подчеркнута плоскостями разбросанных на ее пути домиков.

 

Осень в Акиньшине. 1967. Холст, масло

Н. Модоров «Разлив»

Разлив. 1970. Картон, масло

 

Как и все владимирские пейзажисты, Модоров охотно сопоставляет старое и новое, но отдает явное предпочтение современности.

В 1970 году он пишет картину «Разлив». Дробная, живая, струящаяся вода вышедшей из берегов Нерли отделяет друг от друга старинный храм Покрова и новый цементный завод.

Не очень большой в действительности храм дан у Модорова в отдалении и кажется совсем маленьким: изящными, слаженными пропорциями своими он напоминает прелестную безделушку.

Зато завод громаден, мощен и даже величественен: это не только рабочая постройка, но средоточие человеческой деятельности. В сложном переплетении труб и переходов встают цеха заводов.

 

Разлив. Фрагмент