Легендарная фальсификация. Признание



Meegeren

Война кончилась. И 30 мая 1945 года Меегерен был арестован. Обвинение ему предъявили весьма серьезное. И здесь тоже роковым образом замешан Вермеер. Мегерен обвинялся в том, что с его помощью в обход голландских законов найденная перед самой войной картина «Христос и блудница» ушла за границу. Конечно, это не «Ученики в Эммаусе», тоже шедевр и национальное достояние. А если учесть, что обладателем картины стал рейхсмаршал Герман Геринг, а Меегерен получил миллион гульденов комиссионных, то это уже квалифицировалось как коллаборационизм, то есть сотрудничество с оккупантами. И по тому времени, когда кипели страсти и умы были воспалены, память о жертвах была так свежа, дело пахло петлей.

Меегерен выкручивался изо всех сил, пытаясь доказать, что участия в сделке не принимал, но опровергнуть показаний свидетелей не мог. Веревка уже терла его шею.

И тогда он решился на признание. Да, он продал «Христоса и блудницу» Герингу, но это вовсе не пособничество оккупантам. Наоборот, он причинил врагу ущерб в несколько миллионов гульденов. Он надул Геринга! Потому что «Христос и блудница» никакой не Вермеер, не шедевр... то есть, конечно, шедевр... но его, Меегерена! Потому что картину писал он сам. И все шесть найденных перед войной «вермееров» — и «Тайная вечеря», и «Омовение тела Господня», и «Голова Христа», и «Благословение Иакова» написаны им. И произведшие фурор «Ученики в Эммаусе» принадлежат его кисти.

Стоит ли говорить, что следователи не поверили Меегерену, предложив ему ознакомиться с заключением экспертов, согласно которому «Ученики в Эммаусе» — произведение кисти художника XVII, но отнюдь не XX века.

Показания

...Однажды Меегерен стал свидетелем того, как корифей экспертизы Абрахам Бредиус принял подлинного Франца Хальса за подделку. Для столь крупного авторитета это была весьма досадная промашка. Кроме Меегерена при этом присутствовал еще его приятель. Он предложил своеобразный розыгрыш: почему бы Мегерену не взять старинное полотно и не переделать под какого-нибудь мастера прошлого, а затем не показать Бредиусу? Интересно, определит ли он подделку?

Идея «зацепила» Меегерена. Полушутливое замечание изменило всю его жизнь. Человек, всегда в своей работе основательный, он и за это дело взялся всерьез.

Прежде всего, он начал с малого: со сбора информации о жизни и творческих этапах развития великих голландских живописцев XVII века. Познавал их манеру письма, особенности техники. Изучал старинные писания, где давались указания по изготовлению грунтовки, красок и лаков. У своего друга реставратора выведывал секреты живописной техники того времени. С трудом, но приобрел кисти из барсучьего волоса, которыми пользовались старые мастера. Упорно готовил краски — растирал их в ступе, как делали это в старину. Ему даже удалось купить лазури, той самой, удивительно чистой, которая до сих пор сверкает на полотнах великих. И в завершение этой подготовительной работы приобрел в антикварной лавке картину XVII века, чтобы, смыв живопись, использовать ее холст и раму.

Вся эта подготовка шла, естественно, в тайне. А на людях он оставался веселым малым, слыл любителем радостей жизни и преуспевающим портретистом.

В 1932 году он поселился на французской Ривьере, в городке Роксбрюне под Ниццей на уединенной вилле с тенистым садом. Здесь же находилась его мастерская. Вход в нее был воспрещен даже жене художника. В абсолютной тишине и полной сосредоточенности Мегерен священнодействовал.

Первые попытки не увенчались успехом. Подделки под Хальса и Терборха не удались. Но упорный художник продолжал искать «модели». А что если взять самого Ян Вермеера Дельфтского? Художника, которого крайне сложно даже копировать, не то, что написать подделку? «Вермеер - лучший из вариантов, — думал он, — а когда знатоки признают «его» полотно настоящим, торжественно провозгласить: «Этого Вермеера написал я — Хан ван Меегерен!». Далеко не сразу далась ему техника знаменитого тезки. Ведь он создавал не копию, а «подлинную» картину. А для этого нужно было обладать и настоящим его умением.

Ян Вермеер «Ученики в Эммаусе»

Наконец после почти 7 месяцев упорной работы над полотном художник отложил кисть. Он был полностью удовлетворен той картиной, что у него вышла. В точности Вермеер!

Следующим этапом его работы значилось - состарить минимум лет на 300. Меегерен сначала высушил полотно при температуре, превышающей 100 градусах, образовавшиеся при этом трещинки аккуратно закрасил черной тушью. И еще проделал ряд махинаций, дабы придать картине старинный вид.

А «старина Бредиус» не подкачал и на этот раз: он признал подлинность Вермеера. Правда, через год он изменил свое мнение. Но восторженная публика уже не хотела ничего слушать.

Далее...

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью


Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.