Самаркандские акварели

Самарканд. Етюд. 1944

После двухлетних драматических фронтовых впечатлений художник Будников в 1943 увидел Самарканд (сюда были эвакуированы художественные институты из Украины, Москвы и Ленинграда).

Несравненная красота средневековой архитектуры, особое состояние атмосферы, яркие, окутаны серебристой мглой необычного солнечного света цвета, которая непохожесть с тем, что только было перед глазами!

Этот уязвимый контраст обострил зрение художника, помог схватить тончайшие нюансы цветовых соотношений. Изысканные самаркандские акварели открыли новую грань личности Александра Будникова и доказали, что мог бы из него получится отличный пейзажист, если бы уделил внимание этому жанру.

Несколько месяцев самаркандского жизни, возвращение к размеренному ритму обучения, студенческих хлопот не усыпили естественного для баталиста стремление дальше

Сталинград, 1943

Тут гвардейцы Родимцева стояли на смерть

Наброски, сделанные в 1942-1943 годах в городе, дают некоторое представление, чем жил тогда художник Будников, несколько рисунков, напечатанных во фронтовых газетах «Красная Армия» и «Сталинградская правда». Чувства и мысли его были такие же, как всех советских патриотов.

Ряд рисунков была посвящена подвигам советских воинов. Какой полезной считали они труд художника, видно из письма к нему от командира разведчиков с просьбой принять в знак благодарности за его вклад в дело обороны Сталинграда военные регалии для творческой работы, отобранные в немецких офицеров во время рейдов во вражеские части.

«С радостью будем смотреть Ваши выпущенные на арену картины», — заканчивает свое письмо гвардии

Начало творчества Будникова

Эскиз плаката, 1942

 

Дом Харьковского художественного института в 1941 году был занят под госпиталь, занятия тем временем продолжались в помещениях других учреждений. Устройством по новым квартирам командовал Будников: организовано, с улицы на улицу переносили мольберты, реквизит, дежурили на крышах во время воздушных тревог, о которых все чаще оповещал вой сирен. Студентов все становилось меньше — отбывали на фронт. Остающиеся, маршировали с деревянными ружьями бок о бок с ректором института, искусствоведом Августом, высокую, астеническую фигура которого часто можно было видеть в строю. Освобожден от военной службы, больной туберкулезом, коммунист Август какими правдами-неправдами пошел на фронт, где погиб смертью героя.

Вскоре Киевский художественный институт