«Ма­донна с гарпиями» 1517

Ма­донна с гарпиями

Среди работ зрелого периода творчества Андреа дель Сарто вряд ли можно назвать более знаменитую картину, чем «Ма­донна с гарпиями» (1517, Флоренция, Уффици). О «Мадонне с гарпиями» писали много, писали разные ученые, и все вос­принимали ее по-своему. Одни считают, что она чересчур хо­лодна в своей величавости и монументальности, другие — что ей не хватает чисто человеческих чувств — любви, нежности, материнства. Все это так, но вместе с тем иная трактовка была бы несовместима с замыслом мастера. Его мадонна — не нежная любящая мать (независимо от аспекта, в каком этот образ может быть раскрыт), а гордая и величавая царица небесная. Отсюда и пьедестал, на котором перед зрителем, как скульптура, возвышается мадонна. Но почему именно такое толкование избрал для своей мадонны Андреа дель Сарто?

Францисканские монахи заказали Андреа в 1515 году алтар­ный образ — мадонну с младенцем и святыми (поэтому слева изображен святой Франциск). Назначение картины — раскры­тие образа мадонны во всей его торжественной величавости. Здесь нет ничего от задушевной теплоты некоторых «Святых семейств», Андреа дель Сарто не стремится раскрыть те черты, которые говорили бы о мадонне как о любящей и страдающей матери.

Композиция картины строится не на приближении мадон­ны к зрителю, а на создании атмосферы почитания. Мадонна не сидит на троне. Она стоит в нарисованной нише как статуя на пьедестале, который по форме и мотивам напоми­нает античный алтарь. Сходство со скульптурой усиливается единством форм и деталей.

Еще в середине XVI века Вазари назвал изображенные на пьедестале фантастические существа гарпиями, и с его легкой руки впоследствии картина стала называться «Мадонна с гар­пиями». Но какое отношение страшные чудовища античной мифологии могут иметь к теме композиции? Гарпии имели змеиноподобный хвост, крылья и лапы птицы и женские голо­вы, это были злобные и мстительные существа, которые никогда не использовались христианством в качестве символа. Живот­ные, изображенные на пьедестале, мало похожи на гарпий, да и вообще отнюдь не воспроизводят в точности ни одно из из­вестных нам мифических животных.

А если это так, то прав ли был Вазари, назвав их гарпиями? В одном из последних очень серьезных исследований об Андреа дель Сарто высказывается предположение, что на пьедестале изображены не гарпии, а сфинксы. Если с этим согласиться, то сразу же становится понятным и замысел автора, и тема композиции, и торжествен­ность образа Марии.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв