Картина «Гости»

Гости

Ободренный успехом, Архипов в 1914 году вновь возвращается к солнечному жанру. Пишет лучшую картину этого периода — «Гости», которую решает дать на XII выставку «Союза русских художников».

Сейчас он был твердо уверен в успехе своего творения. Но по старой привычке ему хотелось, чтоб до самого вернисажа картину не видел никто. Когда художники принялись за развеску картин, Архипов не появился. Он ждал сумерек, ждал, чтобы все разошлись. И тогда тихо прошел в выставочное помещение их Училища, где устраивались выставки «Союза», оглянулся — нет ли кого, приблизился к выделенному ему месту и начал вешать своих «Гостей».

Конечно, не было причины так вести себя, но он поступал подобным образом уже много лет. Не с того ли момента, когда пошли однообразные северные этюды? Возможно. Точно он уже не помнил.

Рылов потом напишет: «Абрам Ефимович Архипов до того самолюбив и щепетилен при показе своих работ, что до само-го вернисажа щиты для его картин были пусты... На вернисаж уже являлся под самый конец». В этот раз он не вытерпел. Пришел в самый разгар. У его картины, как и на прошлой выставке, было много народа.

В толпе выделялись мощные фигуры Маяковского, бывшего ученика их Училища, и Шаляпина. Заметив его, оба подошли, громогласно поздравили с успехом. Потом появился еще один великан — литератор Гиляровский, известный всей Москве добрый силач дядя Гиляй. Обнял, расцеловал Архипова. — Сила-то какая, и веселье, и молодость. Спасибо, Абрам Ефимович. Вот порадовал!

Похвалы, восторги, поздравления сыпались со всех сторон.
«На нашей выставке академик Архипов написал замечательную картину: изба, окно, солнце бьет в окно, сидят бабы, в окно виден русский пейзаж, — писал Константин Коровин — волшебник кисти, своему знакомому.— До сих пор я не видел ни в русской, ни в иностранной живописи ничего подобного. Нельзя рас-сказать, в чем дело. Замечательно переданы свет и деревня, как будто вы приехали к каким-то родным людям, и когда вы смотрите на картину, вы делаетесь молодой. Картина написана с удивительной энергией, с поразительным ритмом. Несомненно, что такой подъем говорит о возрождении, а Архипов старик и превосходительство. Я был удивлен и страшно обрадован».

Картина была неожиданностью для многих. Ученики Архипова гордились своим мастером. «Нам, учащимся, до открытия разрешали осматривать выставку. Помню, какой восторг вызвали у нас огненные краски Архипова»,— вспоминал А. М. Герасимов.

«Гости» были как бы развитием, продолжением картины «В весенний праздник» (как тот, в свою очередь, был композиционным развитием картины «Темное утро» 1912 года), цельным и художественно совершенным решением избранного ранее мотива.

Архипов уменьшил роль интерьера, столь важную в полотне «В весенний праздник», увеличил количество фигур, доведя их с двух до четырех, сделал их смысловым центром картины, удачно изменив композицию. Он как бы усилил, довел до логического и живописного завершения то, что наметил в предыдущей картине. И солнечная феерия вспыхнула здесь с еще большей силой. Красный цвет крестьянских юбок, блузок, фартуков пламенел на картине, радуя праздничностью и здоровьем молодости.

Архипов удовлетворенно чувствовал, что в «Гостях» им достигнута вершина мастерства в передаче солнечного света. Наконец-то и он принес людям в дар свое солнце.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв