Он уже не опасен

neopasen

Особенно часто Домье прибегал к приему социального контраста, как например в литографии  "Этого можно отпустить на свободу, он уже не опасен", где трагически строгому образу участника восстания 1834 года, который лежит на тюремной койке, как античный герой на смертном ложе, противопоставлен король-буржуа в своем неизменном цилиндре, этом атрибуте буржуазной добропорядочности. Так в этом произведении сталкиваются величественная патетика и обывательская проза, трагедия и гротеск, о которых говорил Гюго.

Но   когда художнику  нужно  было   охарактеризовать   событие, говорящее само за себя, он отбрасывал в сторону приемы сатиры и переходил к документальному языку описания: мрачное чердачное помещение, где обычно ютится беднота, рухнувшее на пол тело рабочего,сползающая с кровати измятая простыня, еще сохранившая следы недавней борьбы, кровавые отпечатки солдатских сапог на полу — такова картина ужасающего злодеяния, совершенного правительственными войсками в доме на улице Транснонен в рабочем квартале Парижа 15 апреля 1834 года.

transnonen

Это произведение стало вехой в истории французского искусства. Его героями были уже не вымышленные литературные образы романтиков, а простые люди из народа. Оно поднимало будничное, "тривиальное" до  уровня  высокой исторической трагедии.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв