Выставка «36» и «Союз русских художников»

prachki2

Архипову захотелось писать новые, большие и сложные вещи. «Прачки» явились каким-то рубежом между тем, что было уже найдено, и тем, что открывалось впереди. Он и выставил картины на разных выставках: второй вариант — на передвижной, первый — на выставке «36». Он словно отдал дань тому, что связывало его с Товариществом, рамки которого были ему уже тесны. Он словно заявлял о своем единстве с новым объединением, куда вступил, еще не порвав с передвижничеством,— единстве художественных исканий и стремлений.

Хорошо выразил их общее ощущение в тот период Нестеров, сказав, что у передвижников им было «не по душе», а у мирискусников они пришлись «не ко двору». Да к тому же диктаторские замашки Дягилева, выбиравшего для выставок картины по собственному вкусу, вызывали всеобщее недовольство. И вот москвичи решили создать свое содружество художников, пригласив туда и петербуржцев, но специально оговорив, что все это — без опеки Дягилева. Идея всем понравилась. Главное, что привлекало устройство выставок без жюри. Художник становился сам себе судьей, что считал возможным выставить на суд публики, то и нес.

Сообщение о новом объединении появилось в десятом номере «Мира искусства» за 1901 год: «В Москве возникает новое Общество, имеющее целью устройство художественных выставок. В него входят передвижники, а также большинство участников выставок «Мир искусства».

Инициаторами этого дела были люди, близкие Архипову, — Аполлинарий Васнецов, Виноградов, Переплетчиков, Досекин. Снова все они собирались вместе, обсуждали, волновались. Бакшеев, Иванов, К. Коровин, Серов, он сам, Архипов, — словом, весь их москозский кружок. Врубель сделал эскиз афиши с перечислением участников выставки — всего 36 человек. Афиши напечатали и расклеили по городу.

29 декабря 1901 года на Рождественке в здании Строгановского училища выставка «36» открылась. Народу, несмотря на холодный, ненастный день, было множество. Абрам Ефимович дал на эту первую выставку этюд «Старик». Этюд был размашистый, сильный, в той же «шикарной» технике, что и «Прачки». Архипов отобрал его из всех прочих работ. Критика писала о выставке: «Глядя на... произведения, вы чувствуете себя охваченными живительной атмосферой исканий». Это привлекало зрителей. Но еще больше, пожалуй, нравилось то, что главной темой выставки прозвучала тема «Руси». Прозвучала неожиданно, ибо никто из них не сговаривался, какие картины выставлять, и жюри не было. А вот, оказывается, в самый разгар своих сложных художественных поисков обратилось большинство из них к Руси, исконной, деревенской, к Руси исторической, Руси былинной.

В родном, национальном черпали москвичи свои сюжеты. Невозможно было не заметить, что сами художественные поиски молодого поколения сводились к выявлению положительного национального идеала красоты и поэзии в жизни русского народа. «Русский дух» делал их выставку цельной, единой. Архипов, как и другие, был приятно обрадован их совместным, таким сильным и свежим выступлением.
Успех был большой. Это отмечали все — и публика, и пресса, и художники. Выставка давала основание объединиться им всем в новое самостоятельное общество,о котором они тут же, в начале 1902 года, заговорили и которое решили назвать «Союзом русских художников».

Создать свой союз русских художников, где сам с друзьями будешь членом-учредителем, где в уставе будет записана свобода творчества и картины на выставки не будет отбирать жюри, — что может быть прекраснее. Архипов идет своей твердой, упругой походкой, ему хочется улыбаться, и весенний промозглый день кажется бодрящим и радостным. Последние дни они много говорят о «Союзе русских художников». Конечно, не сразу все получится, да разве в этом дело? Важно, что задумали, а уж в жизнь пусть постепенно, но непременно мысль свою претворят. — Вот славно! — невольно произносит он вслух.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв