Экзамены и поступление в Училище

Мальчик-мастеровой.  1880-е гг.

Инспектор Московского Училища живописи, ваяния и зодчества Константин Александрович Трутовский, представительный, с прекрасной седеющей шевелюрой, оказался человеком приветливым, доброжелательным. Рисунки Абрама просмотрел внимательно, с явным интересом. Аккуратно сложил, сказал, возвращая:
- Недурно. Даже очень недурно. Подавайте прошение, уважаемый. Документы при вас?
- При нас, - поспешно ответил отец.
Трутовский улыбнулся Абраму:
- Будете экзамены держать. Способности есть. А сейчас найдите Ивана Васильевича, он у нас канцелярией ведает.

В коридоре отец развязал котомку, вынул аккуратно завязанные в платок бумаги. Абрам уже не торопился, не нервничал, деловито осматривался вокруг. Разыскали заведующего канцелярией. Тот подал подростку бланк с напечатанным уже текстом прошения, сам вписал во фразе «прилагаю при сем деньги» сумму — «тридцать рублей». А Абраму велел подписаться, и тот вывел детским, старательным почерком «сын рязанского мещанина Абрам Ефимов Пыриков. 22 августа 1877 года».

Почему написал он фамилию Пыриков — осталось неизвестным. Может, мать в девичестве такую фамилию имела, и в деревне, чтобы отличить их от других Архиповых, называли Пыриковы? Подобное бывало. Так или иначе, носил потом Абрам фамилию Пыриков пять с лишним лет, хотя одновременно с прошением подано было свидетельство из Рязанской духовной консистории, где ясно говорилось: «По метрикам Рязанского уезда села Екшура за 1862 год под № 81 значится: деревни Савинской мещанин Ефим Никитич Архипов, жена его Ирина Федоровна, оба православные, у них сын Абрам рожден 15, крещен 19 августа». Но фамилия сейчас не волновала Абрама.

Он прислушивался к разговорам других молодых парней, так же как он жаждущих поступить в Училище. Познакомился с одним, Васей Ликиным, тоже из Рязанской губернии.
Сам бы, правда, знакомиться не решился — отцы разговорились. Узнали, когда начало экзаменов. Ликин все волновался за экзамены по живописи — не приходилось прежде масляными красками пользоваться. Абрам же больше боялся испытаний по наукам: грамоту знал плохо, считал с грехом пополам. А вот насчет рисования успокоился, уверовал в себя, ободренный словами Трутовского.

Первый экзамен был как раз рисование. Проходил он в классе гипсовых голов. «Рисовали мы Антиноя, — вспоминал потом Ликин, — с наклоненной курчавой, как шерсть барашка, головой. Несколько скучающих преподавателей безучастно посматривали на нашу пачкотню. Но вот С. И. Иванов, преподаватель скульптуры, взял у Архипова рисунок и обратил на него внимание других товарищей и преподавателей… Я слышал, как Иванов спрашивал у Архипова, у кого он учился. Рисунок издалека мне было видно, и я заметил, что довольно интересно тронуты были черными пятнышками гипсовые кудри Антиноя». Перову, Прянишникову, Саврасову, Десятову рисунок так понравился, что они не велели оканчивать его, дабы не засушить, не ухудшить.

С рисованием все прошло отлично. Так же получилось и с экзаменом по живописи. Его принимал сам инспектор, художник Трутовский. Торжественный, в красивом сером костюме, он еще больше понравился Абраму. Захотелось оправдать те добрые слова, что услышал он от инспектора перед экзаменами. Писали девочку и старика натурщика. Абрам, наверно, не раз помянул добром Зайкова, научившего его писать маслом.

Он видел, как рядом мучился Ликин, не умевший смешивать краски. Абрам старался как мог. Одна из его работ — старик, писанный с теневой стороны, — получилась интересной и привлекла внимание профессоров. Архипов (будем называть его настоящей фамилией) вновь услышал похвалы. И потому, когда на экзамене по математике он никак не мог решить задачу, к нему отнеслись снисходительно, по совету все того же Трутовского.

 

Приняли его по курсу наук в первый класс, по специальным же предметам прямо во второй— головной, минуя оригинальный. Начиналась полоса студенчества, интересная и радостная, несмотря на все тяготы почти нищенской жизни. Познание живописных тайн, постижение мастерства, к которому все они страстно стремились, неудачи и первые победы, поиски, споры, совместные летние поездки на этюды, участие в первых выставках. Они искали себя, свое место в жизни и искусстве.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв