Революционные реформы в Училище

Женщина в красном

Но летом 1918-го Архипов никуда не уехал. Впервые в его жизни наступил момент, когда он решил — творчество может подождать. Его место было сейчас в Училище, где намечались большие реформы. Он, преподававший там с 1894 года, не мог оставаться равнодушным. Вновь созданная Коллегия по делам искусств объявила инспектором коллегии художника Машкова. Одно за другим начались собрания: 9 июля, 23-го, 30-го, 12 ав-густа, 20-го, 31-го... Сразу же было сообщено, что состав преподавателей нужно изменить в связи с реорганизацией.

5 сентября Училище живописи, ваяния и зодчества было переименовано во Вторые Государственные свободные художественные мастерские. Через неделю, 13 сентября состоялось первое заседание «Особого совещания при уполномоченном по делам Училища». На него было приглашено всего шесть преподавателей.

Начал председательствующий Машков:
— На данное совещание приглашены лица, чьи кандидатуры уже выдвинуты в ядро руководителей, которые встанут во главе мастерских. Для окончательного выбора руководителей образована комиссия учащихся.
Это было нечто совсем новое. «Учащиеся сами будут решать, у кого учиться. Правильно ли? Во всяком случае, любопытно», — подумалось Архипову.

Встал Коровин:
— Я приветствую реформу. Училище не отвечало своему назначению. Артист был вынут из души ученика.
Затем снова взял слово Машков:
— Считаю имеюшими шансы на успех следующие кандидатуры. По живописи: Архипов, Коровин, Малютин, Машков,Кончаловский, П. Кузнецов,Куприн, Фальк, Рождественский, Лентулов, Татлин, Кандинский, Малевич, Моргунов.

Назвал еще кандидатов в руководители по скульптуре и архитектуре.

Но Архипова волновал сейчас список живописцев. Началось обсуждение. Щусев предложил сократить список. Вскочил Коровин:
— Настаиваю на приглашении мастеров самых различных толков. Не считаю возможным говорить о школах и направлениях. Есть только мастера. Высказываюсь за полный список, зачитанный Машковым, добавив к нему Гончарову и Ларионова.
Страсти разгорались. Архипов, верный реалистической живописи, не был согласен с Константином Алексеевичем и высказался за список, предложенный Щусевым.

В то время как преподаватели в жарких спорах намечали свои кандидатуры руководителей мастерских, ученики выдвигали и обсуждали свои. 5 октября, на очередном заседании, Машков огласил протокол последнего собрания учащихся, на котором был ими намечен список кандидатов, распределенных по шести основным течениям: натуралисты и реалисты — Архипов, Малютин; импрессионисты — Коровин, П.Кузнецов; неоимпрессионисты — Кончаловский, Машков, Лентулов; постимпрессионисты и кубисты — Рождественский, Фальк, Куприн; супрематисты — Малевич, Моргунов; футуристы — Кандинский, Татлин.

Архипов подумал, что деление на течения чрезвычайно условно, даже неверно, нужно будет потом им объяснить, а вслух заявил:
— Хочу высказать свое удовлетворение тем, что удалось наметить такой состав руководителей, который одинаково приемлем и для учащихся, и для преподавателей, и для коллегии.

Если кто-либо в тот момент решил, что Архипов изменил своим убеждениям, то был неправ. Абрам Ефимович понимал, что новое время требует новых поисков, новых форм и спорить с этим сейчас бессмысленно. Но, будучи убежденным реалистом, он глубоко верил, что у реалистической живописи во все времена сторонников всегда будет больше. Выборы вскоре подтвердили его соображения. Первое место по наибольшему числу поданных голосов — 88—занял Архипов.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв