Поступок Серова и заявление Бенуа

Зима

Архипов не обижался на учеников. Знал — его любили. Сам был недоволен собой за свою нерешительность. Он мучился из-за этого, добрый человек, не в силах изменить себя. Он никогда не смог бы поступить так, как Серов в начале этого, 1909 года, — покинуть Училище потому, что не удовлетворено было его ходатайство о предоставлении Анне Голубкиной, талантливому скульптору, возможности заниматься в скульптурных мастерских Училища. Голубкина за распространение нелегальной литературы числилась в списках III отделения.

Архипов понимал справедливость требований Серова, но в душе изумлялся его уходу. Такая высшая твердость и принципиальность была ему недоступна. И как ведь написал Валентин Александрович директору, узнав об отказе, полученном от московского генерал-губернатора, который по уставу числился попечителем Училища: «Я настаиваю на своем. Я не могу более оставаться в том заведении, где искусством управляет градоначальник»!

Это был настоящий скандал. Учащаяся молодежь с восторгом восприняла поступок знаменитого Серова, хоть и горевала об учителе страшно. Опять все всколыхнулось в их «alma mater». Иванов поддержал требование Серова. А он, Архипов, остался в стороне. Нет, он не борец. Ему нужно полное спокойствие духа, чтобы творить. Но спокойствия этого нет.

Новый, 1910 год начинается совсем не спокойно для московских художников, и для него в частности. И виной тому — опять Бенуа, идеолог петербургской группы «Союза русских художников». В феврале и марте в газете «Речь» появились четыре его «Художественных письма», написанных по следам VII выставки «Союза».

Он считал, что на выставке слишком много «арьергарда», к которому относил Пастернака, Переплетчикова, А. Васнецова, отчасти Жуковского, Виноградова и даже Сурикова, одного из величайших русских живописцев. Работы их, по его мнению, малохудожественны и являются балластом. «Что же касается до остальной старой гвардии, — продолжал Бенуа,— Аладжалова, Мамонтова, Степанова, Архипова, — то они продолжают с большей или меньшей добросовестностью писать вещи известные и довольно надоевшие. Это балласт «Союза» в полном смысле этого слова».
Итак, Бенуа со всей определенностью заявлял, что москвичи — лишние в «Союзе». Это уж было слишком. «Союз» и так разделился два года назад на две группы. Теперь стало ясно, что петербуржцы хотят вообще разорвать отношения с москвичами.

Среди московских членов-учредителей «Союза» субъективные письма Бенуа вызвали «целую бурю». Репин тоже выступил против Бенуа: «Бенуа... в своем лагере «Союза» своих же товарищей, маститых художников: Сурикова, Пастернака, Ап. Васнецова, Виноградова и т. д. ведь он как лягнул!!! Аттестовал, как балласт... О боже, давно ли «Союз» гордился ими!»

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв