Народный художник

Крестьянка в зеленом фартуке

 Журнал «Рабис» писал, что Архипов «кисть держит уверенно и крепко, как 35-летний мастер, постигший тайну сочного мазка, в котором расцвет зрелости переливается радостью полнокровного творчества. Странно думать, что справляет 40-летний юбилей художественного творчества этот живописец, яркий и свежий, выделяющийся на выставках современной молодежи не только законченностью мастерства, но и бодростью колорита, и искристым здоровьем полновесного образа... Архипов — символ моральной крепости народных пластов».

Его понимали и ценили. 24 мая 1927 года на заседании Совнаркома, по ходатайству Народного комиссариата просвещения было принято постановление о присвоении Архипову звания Народного художника Республики.

Народный художник. Таким он всегда себя считал. Всю жизнь провел он среди народа, писал о нем. Родная Рязанщина так и осталась для него самым любимым местом на земле. Сейчас, на старости лет, его вновь потянуло в родные края. Почти каждое лето, начиная с 1925 года, снова жил он недалеко от Рязани, в Солотче. Живописные, знакомые с детства места. Добрые, работящие люди.

Летом 1927-го он снова отправился туда. Может, вдохновленный недавним чествованием, может, просто почувствовав прилив сил, которые вообще-то заметно убывали, создал здесь Архипов два чудных женских образа, бесконечно правдивых и почти монументальных — «Девушку с кувшином» (то была Прасковья Степановна Максимова, в девичестве Плаксина) и «Крестьянку в зеленом фартуке» (Прасковью Петровну Егорову).

Как приятно было писать их! Приходили они к художнику по-деловому, не опаздывая, — время ценить умели. Надевали приготовленные одежды, садились, как просил, вальяжные, дородные. Сидели, не двигаясь, понимали важность момента. Поначалу чуть скованны были, а потом подружились с Абрамом Ефимовичем, разговорились. Про жизнь деревенскую, про ребятишек своих. Перед женщинами всегда стояло угощение— сласти всякие, орехи, яблоки. И живописные сеансы превращались в обоюдное удовольствие. Архипов писал крестьян из самой Солотчи и окрестных селений — Заборья, Требухина, Шихманова. В 1928 году сделал портрет Ивана Родина, который в следующем году был куплен на нью-йоркской выставке для Метрополитен-музея. Писал и пейзажи — «Ивы», «Дворик» и прочие. Хорошо работалось в родимых краях.

Не его одного тянуло туда. Старый знакомец, однокашник, Василий Андреевич Ликин тоже нередко наезжал в Рязань. В 1929 году получил Архипов от него письмо. «Лето 27-го года ты жил в Солотче, а я не ездил туда.., а вот прошлым летом отправился в Рязань и Солотчу, а тебя там не было, к сожалению. Еще на узкоколейке узнал, что тебя там нет. Отдохнул я часок-другой... и отправился в Богослов. Дождь и грязь не давали никакого ходу. Однако обратно в Солотчу шел я в хороший день по какой-то новой дороге по лугам, почти прямо к вокзалу по длиннейшим мостушкам. Солотча, вся освещенная солнцем, все-таки прекрасна! Я вспоминал тебя и вспоминал все твои ранние картины...»

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв