Начало учебы в Училище

В  лавке   старьевщика1882

Московское училище живописи, ваяния и зодчества было колыбелью, «alma mater». Здесь начиналось становление личности каждого художника, становление его творческой индивидуальности. Они то обгоняли один другого по мастерству, то шли вровень и тогда сидели вместе в классах, по мере успехов своих переходя из головного в фигурный, из фугурного в натурный. И там, в натурном, работали по нескольку лет над этюдами и картинами с натуры, пока наконец не создавали ту, за которую Училище присуждало высшую свою награду— большую серебряную медаль и звание классного художника.

Были еще пейзажная мастерская и класс натюрморта для желающих. Пейзажная мастерская, где преподавал Саврасов и куда не пускали начинающих, особенно притягивала любознательных учеников. Занимались в Училище с интересом, с увлечением.

Душой Училища был Василий Григорьевич Перов, властный, остроумный, порой желчный, но по сути необычайно добрый человек. Певец «скорби народной», он был для них богом. Его слова ждали, гордились его похвалой. Сначала Архипов и его товарищи только издали взирали на Перова, всегда окруженного тесной толпой своих учеников. Слушали их восторженные рассказы. Знаменитый художник преподавал в старшем, натурном классе вместе с прекрасным рисовальщиком Евграфом Семеновичем Сорокиным.

Они дежурили по очереди, сменяя друг друга через месяц. В тот месяц, когда в классе находился Перов, там все кипело. Работали с подъемом, дружно, споро. Целые дни допоздна проводил Перов в Училище. Да и дома у него всегда было полно учеников. И Архипов, перейдя в натурный класс, также нередко бывал у Перова. Но это — уже по прошествии двух с лишним лет пребывания в Училище. Сначала же предстояло пройти головной и фигурный классы.

В первом, головном, Абрам пробыл год. Привыкший в крестьянстве к труду, он устоял против пустой богемности, нередко захватывающей художественную молодежь. Развлечения его никогда не шли в ущерб работе. Рисовал он неустанно. Занятий никогда не пропускал.

Головной класс вел академик Десятов, невысокий старичок в неизменном сером пиджачке. Он подходил к ученику, нюхал табак, смотрел через линзы очков на его творение. Затем подсаживался так, чтобы быть от этюда как можно дальше. Удлиняя хорьковую кисть, навязывал ее на длинную рукоять, выбирал нужные из целой системы очков, висевших на шее, прилаживал их и начинал поправлять. Он «проходил» этюд мелкими штришками, какими-то запятыми-червячками, при этом краски жидко разбавлял маслом. Словами он ничего не объяснял. Поправки его не казались интересными, а порой даже смешили учеников. Но это были первые шаги в долгой и хорошо поставленной в целом системе обучения.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв