Молодые художники и 1892 год

Деревенский иконописец. 1889

Новый, 1892-й встретили, как всегда, весело. 1 января Архипов и Виноградов ходили с Аполлинарием Васнецовым и Левитаном в Манеж. Потом долго гуляли вдвоем по Тверской, вспоминая Иванова и Хруслова.
—Что сделал для передвижной? — спросил Абрам Ефимович Виноградова.
—Да пока ничего нового, — бесшабашно ответил Сергей.

Этот тон в отношении к работе Архипов не принимал. Насупился, закряхтел — не умел ругаться. Знал он слабость Виноградова — погулять да выпить. Он, Архипов, Иванов и Хруслов боролись с этим, как могли. И, кажется, повлияли, вытащили в свое время Сергея из темной компании. Но любовь к загулам осталась. И Архипов снова убеждал друга, что работать должно только регулярно, серьезно.

В тот же вечер Сергей Александрович писал Хруслову: «Дал я клятву Поленову и Абраше, что пошлю на передвижную». Сам Архипов отправил на XX выставку передвижников «Келейника» и «Радоницу».
«Живописное обозрение» в статье, посвященной выставке, сообщало: «Картин немного, около 150, но выбор положительно недурен... Преобладающим... является жанр. На первом плане здесь можно поставить две небольшие картины Архипова «Келейник» и «Перед обедней». Смотря на эти картины вблизи, можно принять их за этюды, но стоит чуть-чуть отодвинуться, и впечатление изменяется. Получаются картины, написанные в высшей степени сильно, умелою, сочною кистью».

«Архипова вещи мне мало нравятся, — писал в том же году Репин Третьякову, — на церковном дворе — манерно, а служка монастырский, кормящий птиц, небрежно исполнен».

Что ж, вкусы разные. Третьякову же «Келейник» чрезвычайно приглянулся, и коллекционер приобрел его. А вот картин Сергея Васильевича Иванова вообще не было на выставке. Иванов предложил картину «По этапу» — и, по словам Поленова, «возбудил целую бурю». Из двадцати двух человек за Иванова проголосовало только семь, среди них были Ге, Поленов, А. Васнецов и Архипов. Картина не была принята.

Абрам Ефимович очень переживал за товарища. Едва вернувшись с собрания, тотчас сел за письмо сообщить ему грустные результаты. Письмо получилось коротким. Не хотелось расстраивать деталями, да и силы как-то все вышли в спорах. «Извини, что так пишу, — закончил он, — устал страшно, голова болит и совсем засыпаю».
Но все-таки он чувствовал, что им, молодым передвижникам, удается внести кое-какую новую струю в дела общества. Понимал это и Василий Дмитриевич. «Интересно было видеть на собрании свежее влияние,— сообщал он жене — с какой радостью Васнецов, Шильдер, Левитан, Загорский и Архипов... ухватились за новую, мною предлагаемую форму образования членов с художественными правами, и как им радостно было за товарищей, еще не членов, что их положение станет легче».

Молодые художники упорно отстаивали свое место в русском искусстве. Отстаивали своим творчеством. Они искали новое, терпели неудачи и снова принимались за поиски... «Из художников я видела Васнецова, Пастернака, Архипова, Коровина, Серова, Левитана,— писала в 1892 году Е. Д. Поленова. — Общее настроение духа художников довольно незавидное. Все как-то недовольны собой, работа не ладится, все что-то хандрят».
Заметна становилась смена идейных и эстетических идеалов. Веяние времени подсознательно улавливалось художниками. И как бы ни были они далеки от общественного движения, жизнь крестьянства, разорение деревни, вызванные этим переселенчество, бродяжничество, поиски крестьянами поденной работы на заводах подсказывали художникам новые темы. Раньше других занялся ими Иванов. Чуть позже подошел к ним Архипов.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв