Летом 1919 года

Девушка

Архипов не относился к тем мастерам, которые легко и охотно раскрывают секреты своего мастерства. Как и раньше, он лишь тихо бросал предельно скупые, односложные замечания, и ученикам нередко приходилось домысливать, что и как следует сделать.

Но его манера преподавания нравилась, так как предоставляла свободу творчества. Да и сама его темпераментная, яркая живопись не могла не вдохновлять молодежь.

Летом 1919 года, когда ученики и мастера стали разъезжаться на лето, Архипов, Коровин и Рождественский решили направиться в Тверскую губернию, на станцию Удомля Вышневолоцкого уезда. До революции в тех местах писали многие художники, население привыкло к ним, и это было важно для спокойной работы. Кроме того, в тех местах в усадьбе «Чайка» была устроена художественная школа для крестьянских детей, где помощь художников была очень нужна.

Абрам Ефимович получил новое удостоверение, которое предписывало властям оказывать содействие и разрешало «провезти багаж в количестве 10 пудов, состоящий из красок, кистей и других художественных принадлежностей, необходимых для работы в мастерской на станции Удомля».

С жильем устроились легко. В то время многие усадьбы пустовали. Архипов с Верой Матвеевной поселились на берегу озера Удомля во флигеле бывшей усадьбы покойного врача Якубовского. Коровина привлекла находившаяся в нескольких километрах Островна, где раньше жил Левитан. Рождественский обосновался невдалеке от Абрама Ефимовича в усадьбе Гарусово, где жил еще и Моравов. Они все часто бывали друг у Друга.

Поначалу Коровин и Рождественский увлеклись рыбной ловлей. Давно не представлялось такой возможности. Но Архипов, верный себе, все светлое время отдавал работе.

Рождественский потом вспоминал: «Плыву (ранним утром. — И. Н.) мимо домика, где живет Архипов. Он уже работает. Это видно по некоторым занавешенным окнам: художник часто видоизменяет свет комнаты, желая обострить цвет модели. Заезжаю. Абрам Ефимович выходит на балкон. С гордостью подношу ему щуку. Он с благодарностью берет ее, но шутливо говорит:
— Изломать бы ваши удочки! А живопись? Вот и Коровин также!
Тепло прощаемся и я плыву домой». Он не изменился с возрастом. Не мог понять, как мож¬но неделю подряд не брать в руки кисть. Работал регулярно, каждый день с 7-ми утра до 4-х часов дня, с коротким перерывом на обед.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв