Летние поездки в деревню

Радоница.1892

 

В начале лета 1883 года Архипов уезжал к себе в деревню.

Сколько радости всегда доставляли ему эти летние поездки! Постаревшие мать с отцом, повзрослевшие братья и сестры встречали радостно, ставили нехитрое деревенское угощение. Всей семьей, без малого десять человек, садились за прочно сбитый стол, слушали его рассказы.

Мать, подперев кулаком щеку, не могла наглядеться на сына, которому пошел уже третий десяток.
— Давно ли, Абраша, ты куском глины нарисовал мужичка на дверях старого сарайчика, где лежали жернова? Еще назвал его почему-то Ермилом Кузьмичом. Помнишь? А теперь вот настоящие картины рису¬ешь,— вздыхала Ирина Федоровна. Чувствовались в ее словах и удивление, и радость, и гордость за сына.
— Картины, мать, не рисуют, а пишут, — серьезно поправлял Абрам.
Ему было приятно, что мать помнит его первые рисунки. И черта, наверно, помнит, что в школе нарисовал, восхитив всех («Черт, как настоящий», — уверенно определили тогда мальчишки). И лубки, им раскрашенные, что отец с ярмарки привозил, тоже, небось, помнят и она, и отец.
— Батя, помнишь, я лубки раскрашивал? — на всякий случай, в подтверждение своих мыслей, спрашивает Абрам.
— Как не помнить. Славно красил. Жаль только, все раздарил.

Тепло у Абрама на душе. Он благодарен родителям за то, что они всегда были внимательны к его увлечению рисованием. «Пусть рисует. Лучше, чем по улице-то бегать»,— говаривала обычно мать, заметив, как маленький Абрам забирается на чердак — любимое место— с огрызком карандаша и тетрадкой.

Мальчиком рисовал он «везде, всегда, всюду», как вспоминалось теперь. В поле и в лесу, на бумаге и на дверях, каждую свободную минуту. Вот и сейчас пора браться за дело.
— Чай, и отдыхать-то не будешь? — спрашивает Ирина Федоровна, словно подслушав его мысли. — Сразу за картины свои примешься?
— Сразу, мать, — отвечает Абрам. — Сразу.

Первые дни он, как всегда, ходил по селу, приглядывался-присматривался ко всему. Искал интересное для себя. Он давно уже понял, что будет художником деревенской темы, крестьянского бытового жанра. Город по-прежнему оставлял его равнодушным, деревня же и ее люди влекли еще сильней. Здесь все было близким. Хотелось написать и старика, бредущего с котомкой, и старуху, присевшую отдохнуть, и ближний еловый лес, который так любил в детстве. Абрам и писал все это, делал опять свои «пластыри», но непрестанно думал о картине.

Проводы крестного хода на пасху.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв