Этюды с севера

Лодочная пристань на Севере

Первое впечатление Архипова: тоска! Тусклое, низкое небо, пустой тракт, ведущий от Архангельска, дождь, не на чем глазу остановиться. Подумалось: «Зачем еду?» Но вот въехал на гору, и открылось сразу «Белое море, поморские большие кресты, опрокинутое судно, облака над морем — все так удивительно, необычно... С этого момента я так переживал это путешествие, как будто я попал на настоящую родину», — так рассказывал потом художник.
Приманили его, что ли, эти задремавшие тихие места, девственные величественные леса, стынущие в холодной мгле, серебристо-стальные задумчивые озера, плотно сбитые избы поморских селений, рыбачьи баркасы и лодки, теснящиеся у мостков, деревянные древние церкви? Он вбирал в себя эту первозданность и не мог налюбоваться. Все лето шел, ехал, плыл, перебираясь с места на место и писал, писал без конца.

Ненасытный, жадный до впечатлений, он старался увидеть как можно больше, нанести это на холст, передать поэзию и величие суровых северных мест. Клал мазок за мазком, широко, местами как-то взвихренно. «Мазок — это свежее и колоритнее по форме, — говорил Абрам Ефимович. — Они выявляют формы и подчеркивают движение». Все шло легко, свободно, от души. Чувствовал сопричастность свою с этой дикой природой.
Привез массу этюдов: «Лодки», «Лодочная пристань на севере», «Архангельский этюд», «Церковь», «Северная деревня». Названия-то потом дали, на выставках. Сам он давать названий не любил. Этюд и этюд. А в уме уже складывались картины, одна сменяла другую. Принялся писать, но пропала острота ощущений, непосредственность момента. Средняя полоса ничем не напоминала тот край, откуда вернулся. Здесь все было иное: и деревни, и типы, и краски. Уничтожил начатое. Решил следующим летом 1903 снова ехать на Север.

Северный прибрежный пейзаж

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв