Бедная студенческая жизнь

 

Архипов умел себя сдерживать, осаживать. Может, иногда и излишне. Хотелось выпрыгнуть из собственных оков, скрыться куда-нибудь, загулять, как порой Андрей Рябушкин, чтоб никто не видел, не знал, где ты, что ты... Или, может, запить в разбитной компании — с Батуриным, Яровым Михаилом и случайными-приходящими, почему бы нет? Или бросить здесь все да вернуться на любимую Рязанщину, к успокаивающему раздолью. Только привычка — вторая натура — держать себя всегда в узде берет верх.

Отброшены нелепые мысли, и единственно, что позволяет он себе — надеть подбитое ветром пальто, нацепить шапку да пойти на одинокую прогулку по направлению к Рязанскому вокзалу. Сколько раз исхожен им этот путь!

Когда от вечной неустроенности и нужды тянет домой так, что сил нет, и подкрадывается гнетущая тоска, вышагивает он по этому излюбленному пути, точно к дому идет все ближе. Промозглая мартовская погода не располагает к прогулке, однако Архипов упрямо движется вперед. Ему холодно, но разве в тех неуютных комнатенках, в каких приходится ему жить, много теплее? Сколько «углов» он уже сменил. Только ведь на их бедняцкие деньги хорошей квартиры не найти.

Вспомнилось жилье, где ютился он вместе с Василием Павловым. На стенах и на полу по утрам оказывалась изморозь, ноги во время сна упирались в заледенелый угол комнаты, а тулупчик, которым приходилось укрываться, примерзал к стене. Теперь Абрам живет в меблированных комнатах Губонина. Это недалеко от Училища и потому — лучше, да потом на дворе уже почти весна, скоро станет тепло, солнечно.

Он шел и, сам не замечая того, пытался себя успокоить. Получалось плохо, так как назойливая мысль о том, что вчера вечером истрачена последняя копейка на хлеб, отгоняла все остальное.

Днем Архипов долго пережидал, пока товарищи его поедят у Моисеича, доброго толстяка, продававшего в Училище горячую колбасу с пеклеванными хлебцами (боже, какой вкусной казалась эта колбаса!). Пережидал, стесняясь при всех просить у Моисеича в долг.

Правда, таких ожидающих всегда оказывалось порядочно. И вот начинали подходить по очереди, обещая вскоре расплатиться, получали свою порцию. Отходили, уступая места для переговоров другим. Наконец остались двое — он и Левитан, прохаживающийся в отдалении. Архипов знал, что Исаак ни за что не подойдет, пока все не уйдут, у него был уже слишком большой долг. Заверив Моисеича, что скоро сможет рассчитаться с ним (может, с уроками повезет), Абрам взял желанный хлеб с колбасой. Это были его завтрак, обед и ужин, впрочем, как и у многих его друзей. Завтра снова придется брать в долг — эта мысль портила настроение.

Абрам даже приостановился в раздумье. Что же делать? Он брался за любые частные уроки детям. Но они подворачивались далеко не всегда, да и платили за них гроши. Взгляд его упал на промокшие ботинки, он наклонился, чтобы обтереть их хоть немного, и вдруг совсем рядом, в кучке талого снега увидел чернеющий кошелек. Это было так неожиданно. Абрам даже не сразу потянулся к нему. Потом взял и обнаружил внутри целое состояние — 3 рубля 60 копеек. Неделя существования была теперь обеспечена.

Вспомнилось, как ответил он Перову насчет денег. Разговор с учителем произошел месяца через два после начала занятий в натурном классе, где теперь учился Архипов. Знаменитый художник обходил класс, просматривая работы учеников. Был Перов в тот день угрюм и чем-то раздражен. В такие минуты он нередко ставил кого-нибудь в тупик неожиданным саркастическим вопросом.

Остановившись возле Архипова, он долго смотрел, как деловито работает ученик. Наверно, эта всегдашняя деловитость и какая-то ровность в поведении несколько настораживали страстного по натуре Перова. Должно быть, не почувствовал он еще в этом одаренном, но внешне малоэмоциональном юноше внутреннего горения.

— А вы не желали бы быть таким художником, чтоб хоть и не заработать ни копейки, но все же писать, писать?— резко спросил Перов.
Архипов не покраснел, не растерялся, как обычно другие. Ответил серьезно, основательно:
— Без копейки нельзя жить.

Слишком хорошо знал это Абрам, как, впрочем, знал и Перов, сильно нуждавшийся в начале своей карьеры. Задал он свой вопрос, просто чтоб увидеть реакцию ученика. Архипов ответил так, как только и мог ответить именно он.
Вот и теперь счастливая находка обрадовала Абрама.

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв