Абрам Архипов

Картины Абрама Архипова

Абрам Ефимович Архипов — сын рязанского крестьянина, бывшего крепостного. Содержанием, смыслом и страстью его жизни было искусство, живопись. Познавал он живопись в Московском Училище живописи, ваяния и зодчества.

Художник Абрам Архипов только что вошел в комнату и остановился в тени, у двери, любуясь красочными пятнами, созданными чародеем-лучом. Показалось невозможным вступить так сразу в освещенное солнцем пространство и нарушить своей нескладной кряжистой фигурой воцарившуюся радостную красоту. Но девушка, увидев художника, легко поднялась со стула, улыбнулась и весело ступила на солнечную дорожку, словно проложенную для нее:
— Здравствуйте, мастер!
Она назвала его так, как в былые годы звали ученики его мастерской. Это было неожиданно, приятно, и, ответно улыбнувшись, он протянул руку.
— Здравствуйте. Вот пришел, как просили, анкету заполнить. Только какую и к чему? Ведь мне уже шестьдесят пять скоро.
— Вот именно, скоро шестьдесят пять, — многозначительно повторила она слова художника, и чувствовалось, что ей известно нечто хорошее, касавшееся его,
но она ничего больше не сказала, а только протянула
ему анкетный бланк и освободила место за пустующим соседним столом.

Художник сел, не спеша вынул из кармана пенсне в тонкой металлической оправе, водрузил его на широкий, мясистый нос, разгладил лист. Первые два пункта, привычные и обязательные для каждого, заполнил быстро.

Фамилия, имя, отчество: Архипов Абрам Ефимович. Год рождения: 1862.
В пункте третьем — общее образование — начал писать: «Училище жив...» — и зачеркнул, увидев в четвертом — специальное образование. Там и написал: «Училище живописи, ваяния и зодчества в Москве». Об общем писать не стал, то ли чтобы не повторяться, то ли подумал: «Всего-то и проходили толком пять предметов: русский язык, русскую историю, историю искусств, анатомию и перспективу». А перед этим была лишь сельская четырехлетняя школа.
Следующая графа заставила задуматься. Просидел он над ней долго, читая и перечитывая, да так и оставил пустой. А отведено ей было самое большое количество пунктирных строк, ибо спрашивала графа о важном: «Можете ли указать, какие художники или их отдельные произведения оказывали непосредственное влияние на Ваши работы».

Архипов обмакнул перо в чернильницу, занес руку, чтобы написать имя Перова, своего первого и незабвенного учителя, но почему-то остановил сам себя. Рука застыла на весу, сохли чернила. Мысли текли, перебивая друг друга. Перов? Конечно. Он определил выбор первоначальных тем, развил чуткость к происходящему, любовь к родной деревне, к людям труда. Точнее, даже ощущение полной слитности с ними, ощущение единого дыхания. От него унаследовал Архипов позицию народного художника, каким всегда был и до последнего дня останется.

Но Архипов в дальнейшем все-таки пошел своим, отличным от учителя путем. Почитая, как и Перов, высшим назначением художника — быть гражданином. Следуя реалистическим традициям Перова, он никогда не стремился к воссозданию драматических, ост­рых ситуаций. Его притягивали сюжеты скромные, обыденные. Однако он умел видеть в них, как и мно­гие художники его поколения, нечто большее, обще­человеческое. В малом он чувствовал целый мир. Вслед за первым учителем, пожалуй, следовало напи­сать в анкете имя Владимира Маковского, сменившего Перова.

Конечно же, он, Архипов, невольно подражал Маковскому в период ученичества и в первые годы са­мостоятельной работы. Некоторые картины по своему социальному звучанию и особенно по композиции оп­ределенно напоминали произведения Владимира Его­ровича. Да и по колориту тоже, точнее, по отсутствию интереса к решению колористических задач. Архипов снова обмакнул перо — и снова ничего не на­писал. А девушка-секретарша, поглядывавшая время от времени на знаменитого художника, удивлялась, как можно так долго заполнять краткий анкетный листок. Когда ее принимали на работу, ей тоже дали анкету, и она расправилась с ней в пять минут.

Абрам Архипов

Поделись с друзьями ссылкой, чтобы почитать статью



Другие арт работы художников в галерее:





Ваш отзыв